Керамика в Афинах

24 Окт 2013, Автор: viktoriya

 Керамика в АфинахВо второй половине VI века первенство в керамике перешло к Афинам.
Афинская керамика преобладала на ан-пгчяом рынке более 2 (Х) лет. Первым стилем афинской вазописи стал чернофигурный стиль — традиционно черные фигуры на фоне естественной окраски обожженной глины. На еще сырой сосуд краской, приготовленной из глины, воды и древесной золы, наносили рисунок.
Линии, которые должны были остаться красными (складки одежды, ветки деревьев), выцарапывали стадом. Затем сосуд закладывали в печь. В определенный момент все отверстия в печи закрывали, происходила реакция и сосуд становился черным. Затем температуру в печи понижали, отверстая открывали. Окрашенные места оставались черными, а неокрашенные становились красными Так краска закреплялась на поверхности сосуда.

На чернофигурных сосудах расписывали не всю поверхность, а лишь выделенные поля. отграничивая их орнаментальными бордюрами. При этом, вся поверхность сосуда заливалась теперь блестящим, зеркальным лаком. Афинский сосуд уже перестал таить в своей глубине неведомое, все больше становясь отражением реальной жизни. А вскоре на керамике появились и первые подписи гончаров и вазолисцев. Так постепенно забывался изначальный смысл керамического сосуда и он из ритуала уходил в искусство.

Почтя тогда же, около VI века до и. э., в Афинах появилась целая плеяда блестящих вазописцев (Евфроний, Евтамлй н др.). которые стали работать в новом, краснофигурном стиле. Теперь уже практически ничего не связывает изображение с поверхностью. разве что композиция строится в зависимости от формы сосуда. Но сама поверхность, ее плоскостность при этом усиленно преодолеваются. Красноватые (более подходящие к естественному цвету тела) фигуры теперь распределяются по планам. Появляется изображение контурной линии земной поверхности — будущего перспективного горизонта-
Человеческие силуэты начинают дополняться полуоборотами годов. Гораздо мельче выписываются нюансы в изображениях лиц.

К тому же, в красяофнгурной росписи изображение лежит ниже фона, «за ним», углубленно. Это достигается большой толщиной лака или фаянсового теста, покрывающего фон. Изображение все больше становится рельефным.
Совсем оно исчезнет лишь в эпоху эллинизма, когда в моду войдут простые цветные вазы, украшенные лишь рельефными изображениями. Но удивительно, что а",
'чернофигурный (-под, более архаический, но и отражающий более глубинный синтез поверхности и рисунка, сохранился в Греции дольше краснофигурного.

Делали афинские мастера классического периода и беяофонные сосуды с цветными рисунками • лекифы. На лекяфах чаще всего изображались встречи живых с умершими и они, наполненные жертвенным маслом, ставились- в места захоронений.

Изменилось в афинской керамике и содержание изображения. С одной стороны, все чаще стали появляться мифологические мотивы, связанные с винопитием. Многочисленные пиры, игры, связанные с дионисийскнм культом, буквально заполоняют поверхности сосудов. С другой стороны, сосуды все больше становятся атрибутами богов и богинь. Соответственно, появляются на сосудах и их изображения. Это Пандора, открывающая теперь уже ящик;
Немезида с вазой полной богатств и почета для награждения достойных; Геба как виночерпий богов; юноша Гилас, силящийся вырваться из рук коварных нимф; Кадм, убивающий змея. обвившего горшок. Еще немного, и символика сосуда станет христианской (ваза с языками пламени как атрибут Милосердия;
Венера Урания с вазой горящей возвышенной любви и. наконец, цветок в вазе как символ Благовещения).

Завершением долгого пути развития греческой керамики некоторые считают 317 г. до н. э., когда правитель Афин ДеметриЯ Фалерскпй издал закон, запрещавший роскошь.

И лишь ненадолго, в эпоху этрусского Рима, возвращается старое ощущение сосуда как тела. Здесь часто звучит греческий афорюм «soma — sema»
(«тело — могила»). И появляются канопы для хранения пепла усопших — одни в виде тела человека с рука-ми. ногами и головой; другие напоминают человекоподобную урну; третьи украшены фигурой человека, сидящей на сосуде; четвертые скульптурно изображают человека ( а то и нескольких) за ритуальным пиром. Ведь по этрусским представлениям переход в «иной мир» — это погружение в «вечный пир». Однако, постепенно культуру этрусков захватывает знание о своей обреченности. Оракул даже предсказал время ухода народа из истории, а этруски верили оракулу. И появляется в этрусской культуре римского периода все больше юоРражений скорбных стариков.

По материалам ikamin.ru

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Myscoop Communizm Technorati Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong

Ваш отзыв

*