Мастер керамики — творец

24 Окт 2013, Автор: viktoriya

 Мастер керамики - творецРитоны, сделанные из голов или рогов животных (или в виде головы), составляли сугубо ритуальную посуду. Естественно, что орнамент, их украшавший, так или иначе соответствовал этому назначению — быть вместилищем души земли на разных стадиях (именно в крови тогда «видели» душу). Правда, сегодня до нас не дошли многочисленные бытовые вазы. Мы знаем лишь самые дорогие образцы, сделанные особо прочно и, главным образом, из этрусских захоронений.

Не стены пещер или храмов и даже не скульптурные фризы являлись в античности основой для выражения массового художественного мировоззрения, а маленький и подчас очень хрупкий сосуд. Весь мир оказался в руках мастера.
Он становится равным богу. творцом. Маленькая поверхность сосуда заставляла экономить художественные средства. Главное — линия и цвет. Мелкая, тончайшая пластика и тонкие цветовые оттенки. Содержание всегда (даже в самых роскошных стилях) выражено скупо.

Это символическое обозначение, а не изображение (один козел, а не стадо: один осьминог, а не все морские животные). Да и сами формы крайне стилизованы: рога -овалы, ноги — палочки, туловище — треугольники и т.д. При этом, расписывая сосуд, вазопясец иногда расчленяет его на четко читающиеся антропоморфные части (туловище, горло, шейка, венчик, ручки, — нога). А иногда, наоборот, создавая единый рисунок, сливает эти части в целое. Так закладываются основы искусства миниатюры.

Уже в ранней античности мы застаем огромное разнообразие форм ваз и их росписи. В крито-микенском мире для хранения зерна использовались огромные 2-х метровые пифосы, которые закалывали в землю на глубину, превышающую человеческий рост. Так в жарких условкхх лучше было сохранять продукты. А с другой стороны, в быту использовали крошечные чашечки с тоненькими, практически прозрачными стенками. Сегодня их метко называют"яичной скорлупой". Здесь в росписи преобладают белая, черная, красная и синяя краски.

 

По имени критского грота Камарес близ Феста получил название первый стань античной вазописи. Сюжеты вазовой росписи всегда отражают не столько предпочтения вазописца, сколько ритуальную необходимость. Божественная пара на острове Крит была представлена соединением растительного и животного миров. Богиню символизировали растения. На многочисленных критских печатях сохранился ритуал выдергивания священного дерева. Он проходил в середине лета и после него силы Солнца начинали убывать. Так поддерживались ритмы мира. Ведь не только растения зависели от Солнца, но Солнце зависело от растений — тесное взаимовлияние. Одновременно это был и ритуал смерти богини.

Весь растительный мир для жителя Крита распадался на две сферы. В первой — природной, естественной человек — гость. Это таинственный и незнакомый мир, в который можно войти лишь в момент ритуала. Вторую растительную сферу человек создавал сам для себя. Во дворцах специально разбивались священные сады, где в особых ямах или горшках выращивались ритуальные цветы (лилии. крокусы). Такие священные деревья росли в каждом критском святилище.

 

Бог-мужчина — это животное, бык. По имени мифического человеко-быка
Минотавра минойской названа н вся культура Крита. Обитал он в самой глубине лабиринта — Дворца лабрисов (двойных топориков, изображения которых во множестве находят и сейчас). Его сосуды — это ритоны. Первоначально это сами отрубленные головы животных (быков), которые жрецы брали за рога, переворачивали и выпивали кровь. Так они приобщались к силе земли, накопленную в теле быка. Позднее реальные головы заменили их керамическими аналогами. Но и керамический ритон с напитком нельзя поставить, и выливать из горла сосуда-быка нужно весь напиток сразу, не пролив не капли. А еще позже вместо всей головы стали использовать отдельный рог, впитавший всю символику жертвенного питья.

Но Крит — остров. И потому древнейшими божествами считались морские.
Раковины и молюски. кораллы и осьминоги смотрят на нас с крнто-микснских ваз. Из таких сосудов, снабженных магическим изображением ритуального цветка или морского животного, вливалось в тело царя-жреца не вино, но кровь бога-животного. Происходило мистическое приобщение к богу (Таинство Причастия в христианской культуре). И формы сосудов вазописцы выбирала под стать сюжету. На высоких сосудах вытягиваются в длину растения. А шарообразные словно обнимают своими щупальцами осьминоги.

Гомеровская Греция — это царство керамики. Керамика в это время настолько показательна для культуры вообще, что сегодня некоторые ученые даже выделяют особый период древнегреческой культуры — геометрику (IX-VIII вв. до н.э.). Квадраты. ромбы, прямоугольники, круга, линии, зигзаги заполняют пространство сосудов всего античного мира в этот период.
Показательно, что в Трое не было найдено ни живописи, ни скульптуры. Лишь мощные цитадели, ювелирные клады, да обилие керамики.

Для грека этого периода мир четко распределялся по уровням. Человек располагался на средних мэтрах. Выше — небесные миры Ниже — подземные
(хтоннческие). Реально человек сталкивается с ними в моменты рождения или смерти (моменты перехода). Сами сосуды начинают играть ритуальную роль уже не только по отношению к богу (приношения сосудов богам и ротуальное питье из них), но и по отношению к умершему человеку. Маленькая урна с прахом умершего закалывается в землю, а над ней на могиле ставится большая человекоподобная амфора с отбитой ножкой или дном. Верхний сосуд служит алтарем. В него наливают ритуальную жидкость (чаше всего мед. разбавленный водой), которая проникает в подземный мир к умершему.

Человеческий мир лучше «иных миров» поддается изображению. И потому вазолнсец знаменитой дипклонской вазы. разбивая поверхность сосуда на уровни, помещает в средней части условное, силуэтное изображение похорон.
Уровни, недоступные жпвому человеку (нижние и верхние), отмечены лишь символами верхних и нижних зерен, верхних и нижних вод. Плоские силуэтные орнаменты не выписаны на поверхности сосуда, а еще составляют с ним одно целое. Они не стараются отделиться от поверхности, а наоборот, подчеркивают ее.

В период греческой архаики возникают тысячи мастерских для изготовления и росписи керамических сосудов. Именно в это время, в VII в. до н.э., в Коринфе возникает особый стиль вазописи, вобравший в себя восточные мотивы. По сосудам протягиваются целые ленты реальных и фантастических животных. Роспись заполняет весь сосуд, покрывая его ковром.
Недаром и стиль этот назвали •ковровым' Полнота жизни крупного торгового города запечатлена на поверхности коринфской керамики. На светлом, прекрасного кремового оттенка, фоне с многочисленными пятнами-розетками словно выстроились черные, слегка подцвеченные пурпуром, силуэты львов, леопардов, пантер, сфинксов, грифонов, пальмовых листьев н цветов лотоса.
Контуры их процарапаны, что еще больше выделяет необычные для ДревнейГреции фигуры. Здесь вазолисец еще не старается достичь тонкости в полугонах, а выражает образы исключительно через силуэты. Но это уже не бесплотный мир чистых теней, как в геометрическом стиле. Немного подцвечиваясь пурпуром, он приобретает телесность, весомость. Это еще не мир реальной Греции, но уже и не потусторонний мир Небывалые существа из других стран (чаще из Египта) стали тем мостком, что перенес интерес художника к реальности своего окружения. Изображение здесь уже начинает отделяться от поверхности сосуда.

 

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Myscoop Communizm Technorati Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong

Ваш отзыв

*